Автор Тема: Бардак страшнее террористов. История крушения императорского поезда  (Прочитано 53 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн valius5

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал/а Спасибо: 2223
  • -Получил/а Спасибо: 21608
  • Сообщений: 19556
  • Карма: +1179/-0


За три десятка лет до революции 1917 года, поставившей точку в истории русской монархии, Российская империя едва не лишилась в один день всей царской фамилии.
Революционеры тут были ни при чем — к трагедии привели русский «авось» и традиционное наплевательство на установленные правила.
Император хочет быстрой езды
Появление железных дорог в России привело к революционным изменениям, в том числе, и в перемещениях первых лиц государства. Члены императорской фамилии быстро поняли, что путешествие в поезде — наиболее комфортное среди прочих вариантов на российских просторах.
Эту уверенность не поколебал даже подрыв поезда с царской свитой, осуществленный народовольцами в 1879 году. Революционеры охотились на Александра II, но поезд императора задержался из-за технической неисправности.
Александр III также с удовольствием путешествовал на поезде, требуя, чтобы царский состав перемещался с максимальной скоростью. Для выполнения императорской воли к составу цепляли сразу два паровоза.
«Вы государю голову сломаете»
Находились и те, кто смел перечить царю. Управляющий Обществом Юго-Западных железных дорог Сергей Витте однажды запретил проход императорского состава по вверенному ему участку, сказав, что это небезопасно. Витте указывал, что тяжелый императорский состав, который тянут два паровоза, так расшатает путь на большой скорости, что это непременно закончится крушением.
В присутствии Александра III Витте вступил в полемику с министром путей сообщения Константином Посьетом, заявив: «Знаете, Ваше Высокопревосходительство, пускай делают другие, как хотят, а я государю голову ломать не хочу, потому что кончится это тем, что вы таким образом государю голову сломаете».
Царь, выслушав дерзкого чиновника, промолчал. Вопреки ожиданиям, с должности Витте не сняли.
Тем не менее, там, где Витте не мог вмешаться, поезд продолжал развивать максимальную скорость.
«Все падало и трещало как в Судный день»
В октябре 1888 года царская семья вместе с приближенными и прислугой возвращалась из крымской Ливадии в Петербург. Поезд, как и хотел Александр III, шел на всех парах, несмотря на дождливую и слякотную погоду.
В начале третьего члены царской семьи, а также избранные члены свиты, завтракали в вагоне-столовой. Происшедшее дальше императрица Мария Федоровна описывала в письме своему брату, греческому королю Георгу: «Мы почувствовали сильный толчок и сразу за ним второй, после которого мы все оказались на полу и все вокруг нас зашаталось и стало падать и рушиться. Все падало и трещало как в Судный день. В последнюю секунду я видела еще Сашу, который находился напротив меня за узким столом и который потом рухнул вниз... В этот момент я инстинктивно закрыла глаза, чтобы в них не попали осколки стекла и всего того, что сыпалось отовсюду... Все грохотало и скрежетало, и потом вдруг воцарилась такая мертвая тишина, как будто в живых никого не осталось».
Вагоны императорского поезда пошли под откос в 14:14 17 октября 1888 года на 295-м километре линии Курск — Харьков — Азов южнее Харькова.
Во всём поезде, состоявшем из 15 вагонов, уцелело только пять. Не пострадали также и паровозы.



Чудесное спасение
Вагон-столовая был полностью разрушен. Без колес, со сплюснутыми и разрушенными стенами, он полулежал на левой стороне насыпи; крыша его лежала частью на нижней раме.
К вагону бежали железнодорожники, члены свиты, солдаты. Ожидали худшего, но из обломков, один за одним, стали выбираться Романовы. Легенда гласит, что могучий Александр III, помогая близким выбраться, держал крышу на собственных плечах.
Император, императрица, цесаревич Николай Александрович, великий князь Георгий Александрович, великая княжна Ксения Александровна отделались ушибами и легким испугом. Вообще из 20 человек, находившихся в вагоне-столовой, лишь один пострадал относительно серьезно. Флигель-адъютанту Владимиру Шереметеву раздробило палец руки.
Младшие дети Александра III не были за столом со всеми, а находились в вагоне с воспитательницей. 6-летняя великая княжна Ольга во время крушения была выброшена из вагона вместе с няней, но каким-то чудом не пострадала. 9-летнего Михаила император нашел среди обломков вагона. Вытаскивал его царь вместе с поспевшим солдатом. Опасения были напрасны — мальчик тоже не был покалечен.
21 погибший, 68 раненых
Чудо, спасшее Романовых и тех, кто оказался у них за столом, обошло своим вниманием обслуживающий персонал. Вагон, в котором находились придворно-служащие и буфетная прислуга, оказался буквально раздавлен. Все 13 человек, находившихся в нем, погибли.
Александру III и Марии Федоровне не откажешь в мужестве. Пока некоторые пассажиры впадали в истерику, император с императрицей взялись за ликвидацию последствий ЧП. Царь руководил разбором завалов, сортировкой раненых и поиском трупов. Царица в разорванном платье, поверх которого была накинута офицерская шинель, оказывала пострадавшим первую помощь.
Ближайшей к месту крушения оказалась станция Борки, поэтому это ЧП стало известно под названием «катастрофа в Борках».
Всего в крушении погиб 21 человек, 68 получили ранения. Когда нашли всех погибших и оказали помощь всем ранеными, уцелевшие сели на новый поезд, подогнанный к месту катастрофы, и отправились в дальнейший путь. На станции Лозовая отслужили благодарственный молебен о чудесном избавлении от смертельной опасности.
Следствие ведет Кони
Сразу после крушения некоторые люди из царского окружения стали кричать: «Покушение! Взрыв!» Царь, отвлекшись на минуту от разбора завалов, мрачно отрезал: «Красть надо меньше».
К расследованию крушения привлекли директора Харьковского политехнического института Виктора Кирпичёва, а также Сергея Витте, которого хорошо запомнил Александр III. Общее руководство расследованием поручили прокурору уголовного кассационного департамента Сената Анатолию Федоровичу Кони.
Кони был человеком весьма дотошным. Очень скоро стало ясно, что никаких признаков взрыва нет и близко, и версия о покушении несостоятельна.
Зато стали всплывать, один за одним, вопиющие факты. Установленные правила ограничивали размер царского состава в зимнее время (с 15 октября) 14 шестиколесными вагонами. Максимально такой состав мог иметь 42 вагонные оси. В реальности же 17 октября состав состоял из 14 восьмиколесных и одного шестиколесного вагона, и имел в общей сложности 64 оси.
Откуда взялось такое превышение? Как оказалось, количество пассажиров в составе определяли министр двора и начальник царской охраны, которые ставили министра путей сообщения перед свершившимся фактом.
Количество желающих попасть в царский поезд было таким, что его длина в итоге стала вдвое превышать длину стандартного пассажирского состава. Что касается веса, то он приближался к весу тяжелогруженного товарного состава. Таким поездам следовало двигаться с небольшой скоростью, а в действительности, императорский состав в момент крушения набрал скорость почти 70 километров в час.



Министр не виноват: спасать VIP-персон от суда начали не сегодня
Поезд вели два паровоза, товарный Т.164 завода Зигля и пассажирский П.41 Коломенского завода братьев Струве. Галопирующие в разных ритмах на большой скорости паровозы расшатали слабое верхнее строение пути, рельсы разошлись, в результате чего 10 вагонов и полетели под откос.
Чудо спасения царской семьи получило вполне логичное объяснения в ходе расследования. Дело в том, что вагоны для перевозки Романовых были более тяжелыми и прочными, что позволило их пассажирам выжить.
По правилам, тяжелые вагоны должны были находиться в начале состава, но для комфорта царя, чтобы ему не приходилось нюхать паровозный дым, императорские вагоны цепляли в середину состава, ставя вслед за паровозом легкие с прислугой. В итоге при крушении легкие вагоны были раздавлены идущими следом царскими вагонами.
Выяснилось еще много интересных вещей. Например, неисправность ходовой части одного из вагонов состава. Принадлежал он ни кому-нибудь, а ... министру путей сообщения. Также выявили, что сразу в нескольких вагонах состава не работали тормоза.
Участок железной дороги, на котором произошло крушение, вообще не предназначался для быстрой езды и-за своего аварийного состояния. В свое время он строился по концессии, и был сдан раньше срока. Проверка показала, что строительство и эксплуатация участка происходили с колоссальными злоупотреблениями.
Подготовленный Кони отчет требовал предания суду не только простых исполнителей, но и крупных чиновников, включая министра путей сообщения Константина Посьета.
Это вызвало недовольство в кругах российской элиты, Кони стали называть «революционером», «опасным социалистом». В итоге Александра III убедили замять дело, ограничившись лишь отправкой Посьета в отставку.
Казак императрицы
После крушения императорского поезда большинство погибших нижних чинов были похоронены в братской могиле возле места катастрофы. Исключение сделали для камер-казака Тихона Егоровича Сидорова. Тихон Егорович в свое время был в свите казаков, встречавших будущую императрицу Марию Федоровну, тогда еще просто невесту наследника престола. В свите императрицы он прослужил 22 года, вплоть до катастрофы в Борках.
Камер-казака Сидорова похоронили на Волковом кладбище в Петербурге.

 

Яндекс ИКС Рейтинг@Mail.ru