Автор Тема: Майер Вячеслав -Краткая Воровская Энциклопедия.Главы 1-2  (Прочитано 36 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн valius5

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал/а Спасибо: 2187
  • -Получил/а Спасибо: 21403
  • Сообщений: 19313
  • Карма: +1147/-0
Глава 1. КАРМАНЫ — ОБОЛЬСТИТЕЛИ

Классики глубоко ошиблись, утверждая категорически, что якобы только труд создал человека, нам подобного, его сотворили, говорим мы… карманы. Подумайте, они появились вместе с человеком и всегда являлись его нательной принадлежностью. Раньше ими служили жировые складки, всевозможные кожаные «заначки», появившиеся в результате драк, ожогов, увечий. Многослойные складки на животе и других местах тела карманами были краткосрочно, так как толстякам и толстухам выжить в первобытном обществе было крайне сложно. Их вожделенное тело не давало покоя и вызывало обильное слюновыделе-ние и у соплеменников, включая родственников, и у многочисленного зверья, жаждущего полакомиться. Всем же известно с детства, что физическая ловкость — важнейшее средство выживания в мире. Карманы, появившиеся от драк и увечий, ожоговых складок и порезов (тогда выживали единицы не было еще санитарии и пеницилина), служили предметом особой гордости. В них помещалось наиценнейшее — крупицы соли, листья дурмана, режущие осколки камней и костей, всевозможные наконечники. Не надо доказывать очевидное: кожаные и плетеные карманы появились прежде всего у мужчин, они в них «сохраняли» свои гениталии. В постоянных бегах по лесам, острым травам и колючим кустарникам они мешали, в стычках с себе подобными и зверьем были уязвимым местом. Голодные твари цапали вкуснейшее не задумываясь, там, где оно ненадежно торчало. Мужские гениталии — самое чувствительное и в животном мире, недаром, рыхля покрытый коркой льда снег для кобылиц, первыми в табунах при гололедице гибнут якутские жеребцы, от ранений и отмораживания своих достоинств. Разное шакалье, стремясь убить быков, вгрызается в их самое чувствительное место. В генитальный карман первобытный модник складывал еще нужные вещички, лакомства, подарки любимым особям (тогда их еще не называли дамами). Вот такой карман на протяжении тысячелетий был костюмом раннего человечества.

Карманы притягивали, вызывали зависть (их не все имели), манили тайной скрытого содержимого. Мужчины в знак дружбы обменивались карманами, дарили их также и женщинам, разрешали в них шарить. Подарки женщины носили и очень гордились ими. Смею утверждать, что карманы были первыми украшениями обоих полов. Желание иметь карман породило первую осознанную деятельность человека — карманное воровство. И первыми карманниками, судя по нынешней неизменившейся у человека психологии, были женщины. У зазевавшихся, заспавшихся мужчин они умыкали содержимое, а то и сами карманы. Карманное воровство стало неотъемлимой составляющей жизни народов и племен, а у некоторых клептоманов, как утверждают, передавалось и передается с генами по наследству. Объединительным в истории костюмов, в их крое и стилях у всех народов является наличие карманов. Мы не разделяем ошибочное утверждение о том, что в японском костюме нет карманов. Они есть, только в виде кошельков, табакерок, коробочек с лекарствами, которые с помощью брелока — нэцкэ (миниатюрной скульптуры) прикрепляются к поясу. Ведь японцы, кроме нэцкэ, также носили вещи в мешкообразных продолжениях рукавов — содэ, которые выполняли функцию карманов. Ныне в Стране Восходящего Солнца карманами богаты все без исключения кимоно — пальто.

Сейчас просто нельзя представить одежду без карманов — они тайные и наглядные, расписные и простые, сделанные в утай, вшитые незаметно, а наглядные для красоты с фирменными знаками — чекухами. Нынешняя мода перешла в карман — они везде: в платьях, пиджаках, лапсердаках, куртках и пальто. Вшивают карманы в воротники и носки, в перчатки, сапоги, купальные плавки, бермуды, пояса, карманы наклеивают в промежности, под пятки, бывает — зашивают с ценным содержимом и в тело.

Не одно из изобретений человечества так не модернизировалось и не изменялось. Посудите сами — всевозможные сумки, ридикюли, муфты, саквояжи, портмоне, портфели, рюкзаки, дипломаты, чемоданы. Все это… карманы! И какие только — багажные, гостиничные, роликовые, носимые на спинах людей, зверей, птиц, вставленные в тело рыб и акул, тюленей, машин, паровозы и космические шатлы — в основе карманы.

Человечество, конечно, как всегда неблагодарно, написало гимны, оды, баллады прославляющие или воспевающие многие малозначительные события и сомнительные личности, поставило памятники великому изобретению и чертям, шмелям, плесени, но еще не удосужилось соорудить монумент КАРМАНУ — верному спутнику Человечества.

Глава 2. ФИЛОСОФИЯ ОПУСТОШЕНИЯ
Опорожнение карманов — это вид осознанного творчества; у одних членов общества такая способность с рождения, у других — результат длительной тренировки. Настоящий карманник — тип гармонически сложенного человека или, говоря советским языком, всесторонне развитого. Сказано же: «что в воре, что в море, а в дураке, что в простом молоке». Наблюдательность, тренированность тела и особенно верхних конечностей, быстрота принятия решений даются не сразу. Гибкость при этом нужна всем частям тела — пальцы должны быть длинными, музыкальными, «паганнинивскими» и «мойку» должны катать, как перебирать молельные четки, само прикосновение мягкое, отвлекающе-ласкательное, как у мануальных терапевтов. Катясь по молниям, пуговицам, разным застёжкам, рука должна работать сама по себе, следуя плавностям и изгибам кармана. Если Вы, товарищ, не й состоянии непрерывно шевелить пальцами и локтями обеих рук в течение трех часов — Вы не карманник, не носитель древнейшей профессии, бросьте этот вид деятельности навсегда. Перефразируя пословицу, можно сказать, что никакого мошенничества нет в ловкости рук. Для постоянной тренировки годны кистевые и плечевые эспандеры, хорошо при этом знать и искусство массажа. Поможет также знакомство с мнемонистами — мастерами отвлечения и увода взгляда. Прежде чем стать карманником, не мешает себя оглядеть с ног до головы и с ботинок до кепона и при этом представить, каков ты есть. Ежели красив, заметен, бросок, привлекаешь внимание женщин и на тебя заглядываются подростки — немедленно оставь карманы. Карманнику приличествует быть серым, малоприметным или, как утверждают артисты японского театра, «обладать красотой тени». Ежедневная тренировка рук днем и ночью — это молитва прикоснителя. Знай, что проникновение в разные карманы имеет специфику — еще в Древнем Китае, запуская руки в шелковые подкладки вельмож и дам, воры Поднебесной холодили пальцы в остывшем чае.

Об этом забывают многие труженики карманов: дела идут успешно — щёлкаются кошельки, филки громоздятся Эверестом, не успеваешь разглядывать и считать рыжьё — золото и серебро щекочет и приятно тяжелит ладони. Блаженство, отдых, кайф. А он, отдых, зело опасен: воры, как и все люди, любят пожрать. Рестораны дневные сменяются ночными, девки виснут гирляндами, катаясь по стану. Раскрывают алые губки и слоновые зубки, манят, облизываясь язычком, им кушанья нужны изысканные, то по-пекински, то по-самаркандски. Карманник щедр и незаметно сам тяжелеет, толстеет, теряет форму и срывается. В возрастах — после всяких инсультов и инфарктов, перенесенных параличей и остеохандрозов — радикулитов, заниматься карманным воровством категорически противопоказанно.

Известный на весь Урал Северный и Южный Амлих Шарканьев, виртуоз-карманник, родом из известной Мотовилихи, после легкого правостороннего паралича решил себя проверить в деле. Удачно извлек шмель, но взгляд терпиле не смог отвести, тот вспомнил, заорал, как подрезанный, на весь автобус, его остановил и что было прыти на остановку. Амлих не смог уйти и был взят на месте. Тут можно добавить, что свои действия надо соизмерять со здоровьем и возрастом.

Извлекать кошельки из внешних карманов не такое уж сложное дело. Главное, чтобы в них деньги были — большим и указательным пальцем, свернутым в винт, слегка подтянуть пресс, а затем мизинчиком поддать вверх, в воздух. Тут-то нужна сноровка, не глядя содержимое пересыпать (переложить) и кошель снова на место водрузить! В стародавние времена карманная молодежь проходила практику под наблюдением взрослых во время крестных ходов. Демонстрируя свое искусство, старики-воры, вытаскивали табакерки и портсигары у присутствующих, давали нюхать табачок, отчего молодые звучно чихали, закуривали папироски, а затем назад преспокойно возвращали именное злато и серебро.

Сейчас карманный промысел в России переживает золотые времена — деньги пухнут инфляциями. Какой костюм на глаз не положишь, весь в тысячных опухолях — только подрезай, ссыпай в корзину и слюнявь. Население ныне сплошь в городах проживает, в спайках-давках существует — метро, трамваях, троллейбусах, автобусах, в очередях давится и потеет. Покупает все, что растет и вянет. Ты молод, в раздумье, как приступить к карманному делу. Начни, советуем, с заднего кармана. Сколько уж понаписано, сколько граждан не учат, не говорят, что деньги на попу класть опасно, они этими советами пренебрегают. Торчащий из задницы кошель — признак уверенности, зажиточности и благосостояния, особенно у народов Северного и Южного Кавказа. Зад — он у всех народов менее чувствителен по сравнению с другими частями тела и почти не реагирует на облегчение. С ягодиц кошельки хорошо извлекать ладонью с легким приятным подталкиваем, как бы невзначай. В таком изъятии таится одна опасность — менты часто устраивают прокладки, ловят воров, привязывая кошель. Будь осторожен, не кидайся на первую встречную богатую задницу. Она тебя мигом посадит. Сначала «покантуй бревно», приглядись, передай его товарищу и при малейшем сомнении, оставь. Не торопись и как можно дольше тренируйся на ягодицах, ибо освоив детально задок, легче будет брать передок и бочки.

Карманнику полагается знать крой нательного и верхнего платья, работу замков и застежек. Посещай, дружок-ворожок, в свободное время магазины готового платья, присматривайся и ощупывай костюмы, измеряй глубину внешних и внутренних карманов, пробуй молнии на плавность хода, а пуговицы на отрыв и срез. Сейчас во многих странах, особенно в Китае и Индии, пуговицы машинами пришивают, они, чудо из чудес, не отрываются, а отматываются. Материал изучай! В нынешнем мире большинство тканей смешанные с синтетическими нитями, их плохо режут «мойки» из-за сложного плетения, приходится пользоваться специальными ножницами. В былые времена опытные карманники посещали палатки вторсырья и ателье, где пробовали ткани на разрез, подпарывание, смотрели стёжки, ибо внутренние карманы часто приходится подрезать с внешней стороны. Тут вся суть работы в быстроте.

Барахолки, блошиные ярмарки, спортивные соревнования, разные толкучки и распродажи, где вор ворует, а мир горюет — маёвка карманников, карнавал их жизни. Умницей на сих зрелищах побудь, вначале руки попридержи, оглянись. В таких торжищах советуем работать в одиночку — всяких ротозеев и праздношатающихся отбрось, не мусоль их взглядом, а вычлени тех, кто собирается купить стоящее, солидное, дорогое — шубу, меховые воротники, туркменские ковры, модное платье и обувь. На них, кто продает, и тех, кто покупает, весь акцент — там деньги «ржавеют». Приценись, идет расчет, ясно все — и сумма и ее место — смотри, не упускай. Паси, продавший толкучку сразу не покинет. Он постарается что-нибудь перекупить и в другой раз, а то и тут же с наваром продать. Начнет шляться по прилавкам, место ему уступи и… самое подходящее время, чтобы расстегнуть его внутренний карман. Тут все толкаются, смотрят в витрину, друг другу место не уступают. Профессионалам ведомо, что мастерство изъятия — в толчках и подталкиваниях. Как прекрасно воруется и опустошается там, где теснятся чудики, слегка, а то и полностью помешанные — собиратели, разные филателисты, значкисты, букинисты, огородники-семенники, приобретатели цыплят, гвоздей, инструментов. Они при виде искомого обо всем забывают, о своих болезнях, семье, детях, работе и даже деньгах, углядев редкую монету (искали-то ее всю жизнь). Как не сойти с ума — почтовая марка из Тану-Тувы (такое государство существовало в Саянах в 1921–1944 гг.), носки самого Моше Даяна и неиспользованные презервативы Фиделя Кастро, забытые в правительственной даче.

Мир воистину удивителен: день кантовки — месяц жизни. Кошель твой, но не радуйся, деньги могут быть краплеными, а то и фальшивыми. Может ты в оцеплении ментов, и они тебя ведут, как Василия Шульгина обхаживали чекисты: он даже и не ведал. Вот тут-то необходимы помощники и ими должны быть люди не вызывающие подозрения — неповоротливые толстяки, замусоленные бабенки и надменные красавицы. Сгодятся и инвалиды в колясках, и мамы с детьми. Передашь незаметно им — и дело с концом, или финиш операции.

Почти не встречаются люди, которые могли бы или стремились облегчить деятельность карманников, например, держали бы деньги в одном месте кучей, пачкой, свертком. Ан нет, рассредоточат по всему телесному пространству, понашьют и нацепят карманов. Таких стоит тоже иногда пощипать. Вычленить их на барахолке несложно, получив деньги от продажи, они прямиком шествуют в закрытые кабины туалетов и там, после облегчения, сумму распихивают по одежде.

Есть и такая категория человеков (людьми их назвать не поворачивается язык), которым доставляет удовольствие поводить карманников за нос. Что они творят: носят ложные кошельки, где настоящие банкноты только сверху и снизу, а между ними бумажки с издевательскими надписями, непотребным матом, злорадным хохотом. Этим негодяям такое еще можно простить, а другое нельзя — они карманы мажут сажей, мастикой, копировальным гелем и даже… экскрементами собственного производства. Нарвешься на такого — и пропадет охота заниматься промыслом на целый месяц. В каких только водах не будешь руки мыть, какими только растворителями не будешь пальцы оттирать — и все время ощущать его перманентное умиление-ржание, ядовитую издевательскую улыбку — провел нашего брата!

Уловки — ларь удачливого карманника: подтолкнул, протиснулся, задел подбородком и незаметно извлек пресс аж из бюстгальтера. Вот где нужна «ловкость рук и никакого мошенничества», отстегнул пинцетиком (воскликнем — лучшие инструменты воровства медицинского происхождения!) пуговичку-кнопочку на лифчике и грудь «брюхо давит». Для пожилой дамы ух какое неудобство, обо всем она забывает, места не находит, проклинает социалистические фабрики и заводы, выпускающие крючки и защелки, магазины и даже любовников, подаривших исподнее белье. Всем достается. А когда леггинсы, трусики, всякие лосины «мойкой» — ножницами возьмешь, то считай все карманное пространство твое. Какой стыд-срам, как поддержать себя в состоянии злости и невзгод. Воровкам-карманницам советуем пристальное внимание уделять мужчинам пожилого возраста из бюрократическо-коммерческой прослойки. Какая прелесть в потной тесноте ощущать нежное женское дыхание в угристый затылок и зеркальную гладь черепа. Внимание переключается в нежное шевеление чувств, а рука прощупывает нагрудный карман. Там сейчас большинство мужчин держит деньги вперемежку с документами, почетными удостоверениями, медицинскими анализами и картой москвича. Воровки! Следите за красотой рук, срезайте заусенцы на пальцах, ибо нежный материал подкладки, зацепившись за царапину, может погубить весь тщательно продуманный замысел.

Техника извлечения денег из боковых карманов та же, что и из нагрудных и задних, однако потерпевший тут быстрее, чем в первом случае, спохватывается. Многие любят по привычке держать руки в карманах, незаметно поправлять и шевелить детородное наследство, почесывать лобковую лохматость или, по-женски, «сад Эдема». Отвратительно, когда кошелек вынимается вместе с карманной подкладкой — это замечают даже посторонние. Бывает и совсем худо — выпадает связка ключей. Рывком из боковых карманов тянуть не советуем, лучше медленнее, так будет надежнее для всех, в том числе и для кошелька.

Осторожное извлечение — сродни хитрости. В воровской среде рассказывают о таком случае. Один богатый армянин деньги носил в вязаных кальсонах. И представляете, из них мастер воровского сыска их извлек. Он пошел с ним в кино, незаметно сел рядом, потом невзначай уронил на пол очки и долго искал их под сидением. Армянин ему даже помогал в поисках. Вор в это время ловко распустил вязку кальсон и за сеанс потихоньку смотал нижнее белье в клубок. Кошель к окончанию сеанса сам выпал из брюк. Выгода получилась двойная — кошель твой, а моток теплой прогретой пряжи — в подарок любимым барышням. Помни, вор, что твоя неспешность и осторожность — залог непременного успеха. Ведь ты вор для окружающих только тогда, когда пойман, когда «влетел» — попался.

Воровство на вокзалах, пристанях и дебаркадерах богато, но опасно в том смысле, что там легко можно примелькаться и попасть в лапы милиции. Там легко работается со спящим, дремлющим и выпившим контингентом — сам прикинься таковым, прислонись к терпиле, пригорюнься, сонно обними его. В российском государстве всегда не хватало скамеек. Пока человек получит место для своего бренного тела, он находится-нашатается, устанет, а как только присядет, так в сон его потянет, ноги раскинет и расслабится. Самый момент помочь ему расстаться с частью накоплений, не все же люди деньги в дело пускают, многие пропивают. Глядишь, обнаружив «свист» в кармане, бросит к водке пригубляться и на нее спишет «сдув» кошелька.

Вор Соплежуй (такое прозвище у него с детства, тогда он часто на Свердловском вокзале торчал, стоял, разинув рот и сопли аж на язык мотались) считает, что филки изымаются лучше все же при посадке в поезда, нежели при выходе из них. Меньше риска попасться, ибо все торопятся, бегут, никто никого не замечает. За 10–15 минут он успевает пробежать, толкаясь, в поисках уезжающего, несколько плацкартных и общих вагонов, да так, что возвращается с большим набором кошельков, снятых в суматохе.

Учесть надо, что советская власть испохабила и давние воровские традиции. До октябрьского переворота, если в кошельке оказывались документы, фотографии, дорожные справки и прочие свидетельства и ценные бумаги, билеты и удостоверения, было принято их бросать в почтовые ящики при городских Думах и других правлениях, а то и в церкви оставлять. Не к лицу вору-карманнику выбрасывать документы или ими шантажировать, надо все сделать по совести — бросить их в почтовый ящик. Документы и справки берут в руки сотни людей и твои, вор, отпечатки пальцев никто не обнаружит. Многие люди из-за потери денег особо не переживают, их можно снова заработать. Следует также отметить, что карманное воровство повышает производительность труда. Однако же потеря документов всеми переживается болезненно, их снова получить не так просто, надо ходить по инстанциям, платить штрафы и давать взятки, писать заявления в милицию. Стимулировать заявления к ментам противно воровским законам. Попавшие с кошельками ключи, брелок брось к дверям «Металлоремонта», они только зря будут оттягивать твои карманы в брюках. Ведь потерпевший, если он не законченный дурень, в первую очередь сменит все старые замки на новые.

Информированность — основа воровской профессии, если имеешь компьютер, то заноси в него данные, ежели нет, то составляй календарь-памятку. Он должен включать все массовое и наиважнейшее в твоей местной и гастрольной работе. Сюда впиши даты получек и авансов крупных предприятий и учреждений района, маршруты богатых автобусов, футбольные и хоккейные матчи, дни ярмарок и барахолок, праздничные шествия (любые — трудовые, первомайские, военные, церковные, спортивные), местные и региональные выставки. Объект твоей работы, учти, любая, даже глазеющая по сторонам толпа. Она, кета-ти, более прибыльна, чем участвующая в митингах и шествиях, ибо ее привлекает и охватывает с дрожью в коленках сам факт зрелища — здесь, вспомним профессиональную нашу пословицу, грех воровать, да нельзя миновать. Там, где бывают частые драки, тоже твое рабочее место. Присматривайся к национальным тусовкам курдов, азербайджанцев, цыган, не упускай разборок «люберов» с «химками», посещай пейсахи и пуримы, иссыхи и курултаи. Люди, входящие в азарт потасовки и впадающие в петушиную национальную гордость, в схватки, дебош, напрочь забывают о карманах. Как прекрасны в азарте спортивные стадионы, там в страстях простительно коленками головы ниже-сидящих прижимать, на уши пепел с сигар смахивать, а уж тушить или лбом или о лысину. Действуй, коллега, продувай карманы и сматывайся на новое место!!!

Вор! Слушай радио, читай ежеутренне газеты. Не спи! Прокатись спозаранку автобусным маршрутом, сбегай к проходной завода — многое узнаешь дополнительного, все на уши мотай, а вечерком тайнописью в план работы включи. Сверяй выполненное, анализируй неудачи.

Прослушивание людской болтовни — профпривычка настоящего вора. Люди выбалтывают все: свои желания, амурные похождения, приобретения, посещения сберкасс… «Сегодня вечерком еду к Имрановичу, обещал в долг миллиончик подбросить на шубку. Шубка по мне, песцовая. Одела в «Совмехкастории», смотрю в зеркало, любуясь и вижу, что один из мужиков что-то (хи, хи, ха, ха) коленками стал прижимать. Такая я в ней сексапильная…». Черти маршрут ее ножками, помоги избавиться от шубки.

Цеди, цеди ушами разговоры, денежный смак впитывай в свои извилины. «Сегодня у нас доплата, как получим, так обмоем в «Славянском базаре». У Саши Музыкантского там блат, он столик уже припас. Я только парочку рюмок армянского пропущу и мотану на дачу. Все ждут не дождутся моих деньжат». Угу — дело есть!

«Дел-то у меня непочатый край. Надо деньги в сберкассе взять, доллары и марки разменять. Я целую неделю яшкался с одной дамой из Сан-Франциско, возил ее по знакомым, в плавбассейны, к каким-то мойшам-любовникам и она мне зелеными отвалила. Хочу сыну в подарок мотоцикл купить. Он им бредит. Сейчас бы подался и привез, да разболелась поясница, радикулит, ни сесть, ни взять, ни встать, ни лечь. Заскочу, пожалуй, в Сандуны к татарам, погреюсь».

Вспомни, вор, в поиске удачи, что и ты давно не мылся и не парился, составь компанию. Ведаешь же, что самое простое извлечение — это в банных условиях при всеобщей неге и разопрелости. Извлекай историю — древнее воровство успешно в термах промышляло, наслаждалось не только философскими байками, но и перстнями и пурпуром…

«Язык — мой враг», — говорят люди, а для вора, он не только друг, но и злато, филки и радужные перспективы.

В назидание будущему воровству скажем, что те воры долго без тюряги жили, кто свой язык закрытым замком держали, не хвалились успехами, о карманной шустрости которых, кроме них самых, никто не ведал и даже не подозревал — ни жена, ни дети, ни мать с отцом и прочие друзья и родственники. Приучи жену, ежели она есть, не расспрашивать тебя, а тем паче не совать нос не в свое дело.

Мастер воровского сыска не должен пренебрегать и брезговать такой категорией расплодившихся соотечественников, как нищие, ибо они, по выражению Эммануила Райса, короли — с другого конца. Многие из них притворяются таковыми, делая скорбные лица, вставляя изъязвленные увечья и полированные протезы (в них, кстати, прекрасно сохраняются деньги). Нищие зачастую, ежели не пьяницы и не психопаты, богаты филками. Для вора извлекать их богатство не грешно. В прошлом веке на всю матушку-Русь прославился потрошитель нищих Володя Ульянов (не путать с его однофамильцем и земляком, впоследствии Лениным). Володя, только одному ему веданным чутьем, в заплатах нищих различал червонцы и деньги всякие медные, серебряные, золотые, бумажные «б…ди», так тогда назывались сторублевые кредитные купюры с изображением Екатерины II. Прикидываясь нищим, повторяя известного российского сыщика Ивана Путилина, бродил с ними, входил в их заботы и тревоги и… вспарывал заплаты. На этом обогатился, построил каменный дом в Симбирске на берегу Волги, обзавелся семьей и стал отовсюду приглашать к себе голь российскую. Укажите мне такого нищего, который не хочет задарма сытно вкусить и мягко поспать, поговорить о святых и молитвах. Нищие к Володе валом катили, ходом перли. Ульянов их привечал, укладывал после «дождичка в четверг» после баньки в постель, а затем топориком одним взмахом убивал и по специальному ложу в Волгу-матушку голеньких на корм ракам спускал. Так продолжалось много лет, пока один из бугаев-мертвецов в волнах не очнулся, вылез чертом на берег и в чем мать родила, бежать… нет, не в полицию, а к своим коллегам бродягам и нищим. Им он трогательно и наглядно живописал деяния Володи Ульянова. Сей страшной историей он на многие лета освободил Симбирск от нищих. При одном упоминании этого града, а тем паче приглашения его посетить, нищенство охватывал колотун, дрожь неунывная, переходящая часто в ужас.

Карманник, знай, что лучшими ворами России являются татары и лезгины, худшими — якуты и немцы. Первые выносливы в слежке и сноровисты в деле, последние медлительны, неуклюжи — им воровством заниматься противопоказано, если по первым уголовный кодекс плачет, то по вторым радуется. Китайцы, вьетнамцы, разные группы цыган — хорошие воры, как в своих провинциях, так и за их пределами. Воровать у них полезно, тем самым опровергая пословицу «у вора воровать, только время терять». Советуем начинающим ворам с них и начинать — они деньги прячут в обувь, в пояса, хомуты, воротники. Почему у них следует воровать? Они языков местных не знают, в милицию обращаться боятся, так как живут нелегально и тайно. Существуя скромно, питаясь зеленью и одеваясь простенько, они имеют большие накопления, которые носят с собой.

На Рязанщине есть город Михайлов — древняя столица российского удельного воровства. Там ныне проживает поэт Алексей Корнеев. Его стихи — квинтэссенция отношений людей, в том числе и воров друг к другу:

Так вот и в жизни — пощады не жди,

Если повержен ты будешь.

Знай — отвернутся, пускай без вражды,

Самые близкие люди.

Никуда не годится, — это оскорбляет культуру воровства, — бросать распотрошенные кошельки, портмоне, узелки, обрезанные карманы на месте работы. Во-первых, люди догадываются сразу о том, что здесь были воры, во-вторых, граждане подумают, что случайно выпал кошелек и сами на радостях сунут в свой карман. Карманники бывало повторно извлекали свои же уже опустошенные кошельки. И в-третьих, самое опасное, есть такие чудики, которые, обнаружив такой кошелек, закричат на всю Ивановскую: «Чей это кошель, кто уронил?». Тем самым привлекут внимание к процессу опоражнивания карманов. Бывает, что и находится владелец потерянного, ежели все в сохранности, то тут благодарностей взахлеб, а ежели пусто, то подозрение падает не только на воров. Иногда такие шуточки выкидывают и некоторые несознательные, то есть педагогически запущенные воры, предварительно передав изъятое коллеге. Подумай, прежде чем объявлять, рядом может быть мент переодетый и начнется: предъявите паспорт, пройдем в отделение и т. д. т. п. Красным по белому на лбу или в записной книге зарубите — вдолбите ясное: «Деньги любят тишину».

Извлечение кошельков, денег, разных украшений, хранящихся в портфелях, сумках, поясных карманах, наброшенных на плечо, привязанных к талии имеет свою специфику. Замки-замочки, зацепки-крючочки, кнопки-запонки почти у всех сумок быстро выходят из строя, так что открывать их не проблема, советуем только при всовывании винтом пальцев сумочку слегка поддеть коленкой, отвлечь внимание шатанием-напором. Ссылаясь на опыт известного хабаровского вора из нанайцев Чешежопа, можно утверждать, что почти все граждане Зауралья не закрывают молниями и застежками внутренние карманы сумок. Чешежоп человек странный и необычный, из-за постоянного ерзанья у него на седалище образовались… мозоли, посему и такая кликуха. По мнению Чешежопа, надо заниматься нательными сумками только при выходах и входах из транспортных дверей, ни в коем случае не в середине вагона, где риск быть схваченным огромен. Ворам следует отрицательно относиться к тем, кто использует для проникновения опасные бритвы — это неэтично. И совсем заслуживают порицания деяния молодежи (очень распространено в Нью-Йорке), когда они на мотоциклах налетом выхватывают сумки и портмоне у шествующих по тротуару дам.

В воровском согласии не считается неприличным обворовывать пьяных мужчин и женщин, старух и стариков. Всем должно быть ясно, что вдрабадан появляться пьяным днем и ночью неприлично, ибо ты своим поведением бросаешь публичный вызов, как бы отрицая наличие воров. Такая вопиющая наглость должна наказываться пустотой карманов, потерей сумок и других прительных одеяний.

 

Яндекс ИКС Рейтинг@Mail.ru