Автор Тема: Бои у гроба Сталина: как Хрущев подчинил себе партию  (Прочитано 63 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн valius5

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал/а Спасибо: 2223
  • -Получил/а Спасибо: 21609
  • Сообщений: 19556
  • Карма: +1179/-0
7 сентября 1953 года Никита Хрущев возглавил остававшуюся после смерти Иосифа Сталина без единоличного лидера КПСС. Период двоевластия в СССР продлился недолго: уступавший новому партийному вожаку в энергичности и ценных связях предсовмина Георгий Маленков последовательно отдавал конкуренту рычаги управления, пока сам не лишился должности. Хрущев начал контролировать советское правительство через своего соратника Николая Булганина, а в 1958 году объединил два важнейших поста в собственных руках.

65 лет назад Никита Хрущев занял пост первого секретаря Центрального комитета Коммунистической партии СССР, фактически забрав высшую власть в стране в свои руки. Опытному, но не хватавшему с неба звезд партийному функционеру удалось переиграть сначала всесильного главу спецслужб Лаврентия Берию, а затем и председателя Совета министров Георгия Маленкова.

За плечами 59-летнего Хрущева была успешная карьера в партии: руководство перебрасывало его с одной ответственной работы на другую, чередуя Москву с Украиной, и на каждом из вверенных участков управленец разворачивал кипучую деятельность — благо его энергии хватало на троих. К трагическому 1937 году, когда полетели головы многих видных коммунистов, Хрущев, напротив, поднялся еще выше.

На несколько лет он объединил в своих руках посты первого секретаря Московского горкома и обкома ВКП (б), а в 1939-м возглавил украинскую партийную организацию.

Казалось, Хрущев достиг своего пика. Естественным препятствием к вторжению на высшие этажи власти уже союзного масштаба должны были стать его недостатки: слабое образование, вспыльчивый, временами неуравновешенный характер, неадекватная оценка собственных способностей. Однако до поры Хрущев и не лез на рожон. А после Великой отечественной войны стал любимчиком Иосифа Сталина, каждое распоряжение которого бросался выполнять с энтузиазмом.

Хрущев знал, как угодить вождю на застольях. Одетый в украинскую косоворотку, он мастерски плясал гопака, заставляя собравшихся заходиться в безудержном смехе. Низенький, толстенький, лысый — Хрущев никогда не казался Сталину потенциальным конкурентом в схватке за трон. А потому не боялся его и мог ему доверять.

Не в последнюю очередь именно имидж недалекого, зато безоговорочно верного начальству работника помог Хрущеву уцелеть в жерновах репрессий, а затем выиграть борьбу за лидерство.

Котировавшиеся выше Берия и Маленков недооценили соперника, за что один поплатился жизнью, а другой — политической карьерой.

Короче говоря, при дележке сталинского наследства Хрущев оказался отнюдь не в первом ряду. Иначе противники загодя позаботились бы о нейтрализации конкурента. Преемник «отца народов» угадывался в расстановке «сановников» во время выноса гроба с телом на похоронах. Траурную процессию возглавляли Маленков и Берия. Хрущев шел лишь в третьей шеренге по левой стороне — от будущего министра Внутренних дел его отделял Климент Ворошилов — 15 марта он станет председателем президиума Верховного совета СССР.

В 1936-1989 годах эта должность считалась высшей в государственной власти страны, однако реального лидерства не давала. В основном ее занимали номинальные фигуры или заслуженные ветераны политики. Для них это было чем-то вроде почетной пенсии.

Фактически после Сталина остался один серьезный пост — предсовмина. Должность генерального секретаря, занятая им в 1922 году, начиная с 1934-го не упоминалась на выборах секретариата в рамках пленумов ЦК. Главенство Сталина в партии воспринималось всеми как нечто само собой разумеющееся.

В 1952 году позицию генсека и вовсе упразднили в связи с реорганизацией ВКП (б) в КПСС. В управленческой вертикали сменившей вывеску партии такой пост отныне не значился.

По договоренности между всеми заинтересованными лицами в день смерти вождя, 5 марта, председателем Совета министров стал Маленков, проводивший теперь заседания президиума ЦК. Однако без серьезного влияния в партии его власть не могла считаться полноценной. При распределении ролей Маленков, получив свой «кусок пирога», отказался от должности секретаря ЦК. Осуществление контроля за партаппаратом досталось Хрущеву. Чтобы сосредоточиться на ответственной миссии, он оставил пост в Московском обкоме.

Следующие шесть месяцев получились исключительно удачными для Никиты Сергеевича. Во-первых, сложился альянс с Маленковым, который сначала «дружил» с Берией, но вскоре испугался своего всесильного союзника. Во-вторых, Хрущев организовал многоходовую комбинацию. Заручился одобрением недовольных министром МВД членов президиума ЦК, добился выхода своих ставленников на важные посты в прокуратуре и силовых ведомствах, а также вовлек в интригу военных: министра обороны Николая Булганина и его первого зама Георгия Жукова. Как итог, Берия пал.

Оттереть от штурвала Маленкова в сложившейся ситуации было делом техники — без поддержки Берии тот существенно потерял в весе. Постоянно вещая о направляющей руке партии, на сентябрьском пленуме ЦК Хрущев добился восстановления единоначалия в иерархии — был введен (или возвращен) пост первого секретаря. Название умышленно поменяли на «более скромное», чтобы оно не ассоциировалось со сталинской эпохой.

Тем не менее, Хрущев явно жаждал возвращения «старых порядков»: главный в стране тот, кто возглавляет партию, а не правительство.

Сентябрьский, третий в 1953 году пленум (еще на одном в июле разоблачался Берия) рассматривал вопрос «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства СССР» и впервые подверг критике аграрную политику Сталина. Был принят ряд важных решений: сельскохозяйственный налог уменьшался в 2,5 раза, увеличивались размеры приусадебных участков колхозников, расширялись возможности для развития колхозного рынка.

В последний день работы заседания, 7 сентября, неожиданно практически для всех было поднято не входившее в повестку предложение об избрании Хрущева первым секретарем ЦК. Инициатива шла вразрез с принятым в марте постановлением о коллегиальном руководстве в партии. Однако поскольку вопрос был затронут лично главой правительства Маленковым, обратившимся к членам президиума в перерыве между сессиями, серьезных возражений не последовало. В ту пору, когда после кончины Сталина еще не прошло и года, даже самые высокопоставленные функционеры морально не могли позволить себе критику решения лидера.

При холодном одобрении главных политических лиц СССР Хрущева в будничной атмосфере избрали первым секретарем ЦК КПСС, передав ему огромные полномочия. Теперь негласное лидерство Никиты Сергеевича в структурах власти было подтверждено официальной — и архипрестижной — должностью. Хотя его амбиции простирались еще дальше.

На непродолжительный срок в стране воцарилось двоевластие.

Хрущев в силу личностных качеств и верности зависящих от него людей стал отодвигать Маленкова на задний план, планомерно отбирая у конкурента рычаги власти.

Всего через два года Маленков был смещен с поста предсовмина после жесткой критики. В 1955-1958 годах должность занимал подконтрольный первому секретарю КПСС Булганин, имевший, как известно, проблемы с алкоголем. Ну а затем советское правительство возглавил Хрущев — состоялось очередное слияние государственной и партийной власти.

Восхождению Хрущева на Олимп в 1957 году пытались помешать обиженный Маленков в коалиции с Вячеславом Молотовым, Лазарем Кагановичем и «примкнувшим к ним» Дмитрием Шепиловым. Однако реванш не состоялся. Сподвижники Сталина потерпели разгромное поражение и оказались окончательно вытеснены с политической арены СССР.

 

Яндекс ИКС Рейтинг@Mail.ru