Автор Тема: Пытки в тюрьме.Рабочий петух.  (Прочитано 2364 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Онлайн valius5

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал/а Спасибо: 2433
  • -Получил/а Спасибо: 22536
  • Сообщений: 20353
  • Карма: +1293/-1
Пытки в тюрьме.Рабочий петух.
« : 10 Март 2015, 16:01:45 »
Пытки в тюрьме.


Пытки - это неотъемлемый элемент неволи с самых давних времен. Расскажем о том, какие пытки сейчас наиболее «модны» в отечественных спецучреждениях.
Отнесем к отечественным тюрьмам и белорусские. Очень много интересного рассказал бывший заключенный Александр, про обычаи в местных застенках, но сейчас мы коснемся только пыток.
По словам Саши, первый раз его пытали на этапе. Пытали любопытно (не только его, весь этап). Давали сало, но не давали пить (кстати, в русских острогах раньше поступали еще хлеще - «по-сухому» кормили только селедкой). Трудно так сразу сказать, что чувствует человек на одном сале, это можно только проверить на опыте. Но Саша никому не советует. По его словам, это ужасно. Живот выкручивает, в горле ком, язык опухает - короче, полный атас.

Далее Александра, который, по правде сказать, не слишком дружил с тюремным режимом, пытали уже мерами чисто физического воздействия. Ничего такого особенного, но все же: били мокрыми полотенцами. В том числе по почкам. Но у Батьки в тюрьмах, видимо, с фантазией пытают только диссидентов. То-то они потом ничего по-русски сказать не могут.

А вот что про пытки рассказал Сергей, сидевший в Великом Новгороде: «Я пребывал в карцере - ПКТ около полугода. За это время туда несколько раз вламывались спецы. Били так: первый раз потерял сознание - окатят водой, оживаешь, потом избивают опять - потерял сознание - еще «душ». И только когда три раза потерял сознание, от тебя отстают. И идут к следующему… Практиковались у нас и изнасилования шваброй во все дыры... Этим занимались «активисты»... Да и сейчас наверняка занимаются...»

Ну что касается изнасилований шваброй, как это практиковалось в петербургском УФСИН. Сейчас в Северной столице идет суд над офицерами Главка и осужденными из хозотряда тюремной больницы имени Гааза. Первые заставили вторых насиловать непослушных заключенных.

В завершение темы швабры стоит сказать о совсем уж конкретных и неприятных вещах. Изнасилование пластиковой шваброй - с пластиковым наконечником - это одно. Деревянным - совсем другое дело. Это чуть ли не смертельный вариант.

Страсти по ногтям


Сейчас развивается очень громкое дело о вырванных ногтях. До его завершения еще далеко, а потому пока только факты и только мнения заинтересованных сторон. Заключенный из первой исправительной колонии города Донского Тульской области Виталий Бунтов смог передать родным письмо с описанием его истязаний и собственные ногти, вырванные у него сотрудниками администрации исправительного учреждения и приближенными к ним осужденными. Об этом сообщила пресс-служба межрегиональной общественной организации «Справедливость». Пытать Бунтова якобы начали после того, как он отказался вступать в самодеятельную организацию.

По данным «Каспаров.Ru», сразу после пыток, 27 января, Бунтов объявил бессрочную голодовку, которая продолжается в настоящее время. По словам родственников человека с говорящей фамилией Бунтов, он находится в тяжелом состоянии, пальцы ног начали гноиться.

В ФСИН России категорически опровергли вышеизложенное. Тюремные чиновники даже нашли объяснение выпавшим ногтям у Бунтова - якобы это произошло из-за сильно развитого грибка. Что, конечно же, бывает.

История крайне темная. Сам Бунтов - личность одиозная. В частности, он утверждает, что в тульском управлении ФСИН действует некая националистическая организация и тюремщики предложили ему стать в ней киллером. За лояльность ему якобы пообещали свободу. Конец срока Бунтова к тому же не оставляет и тени сомнений в том, что сидит он за тяжкое преступление, - 2030 год.

Журналисты побывали в тульской колонии по делу Бунтова. Вернувшись из нее, корреспонденты взяли у жены Бунтова один из ногтей и отдали на экспертизу в Центральный научно-исследовательский кожно-венерологический институт Росздрава. Экспертиза грибка не обнаружила. «Возникает много вопросов, из-за чего у Бунтова ногти в таком состоянии?» - говорит врач-миколог, посмотрев на фотографии рук и ног Бунтова. По его словам, кроме грибка, это мог быть, например, красный плоский лишай или псориаз. «Раньше врачи такие ногти просто мазали йодом и вырывали, это дикость и это ужасно больно», - поясняет медик.

Эксперт-криминалист ГУВД Москвы добавил: «Этому мужчине просто повезло, что у него очень низкий болевой порог, другой бы мог и умереть от шока. На ногтях есть следы укольчиков, они видны, и я вполне допускаю, что его действительно пытали, выдирая ногти кусачками или пассатижами».

Но не факт, что это ногти Бунтова. Нужна комплексная экспертиза - сравнить ногти, переданные Бунтовым на волю, с его ДНК, но сделать это может только следствие. Подождем. Но стоит добавить, что подобные варианты пыток с вырыванием ногтей, в нашей пенитенциарной системе встретишь не часто. Но они бывают. Так рассказывают зеки.

Старый добрый дубинал

Но все-таки обычным вариантом пытки в неволе по-прежнему является банальный дубинал. Бьют регулярно, но бьют грамотно. Тяжело потом найти следы. Хотя их никто и не ищет, честно-то говоря.

В Копейске, к примеру, не рассчитали с ударами и зараз ухлопали сразу четверых осужденных. Еще сейчас практикуется битье дубинками по пяткам. Кажется, такой славный болевой метод родился в Древнем Китае. После такой экзекуции на ноги невозможно надеть обувь. А вот удары по голове через книгу, пытки током, противогазом или «ласточкой» в следственных изоляторах и зонах встречаются довольно редко. Это все больше милицейские примочки. Но им это надо для получения признаний.

А в тюрьме порой пытают просто ради удовольствия. И, конечно же, по-прежнему практикуются и сексуальные пытки. Необязательно, что они сопряжены с прямым физическим насилием. К примеру, человека могут раздеть и голым бросить в карцер. Это далеко не ерунда. Человек без одежды (как правило) чувствует себя беззащитным, он легко ломается психологически в такой момент. Можно вспомнить, как издевались над иракскими пленными американские солдаты. Там не было прямого сексуального насилия. Было сексуальное унижжение. Но многие иракцы после этого шли на суицид. В наших тюрьмах и зонах - все то же самое. Хотя остались страны, где пытки еще по-прежнему закреплены в законодательстве официально.

Евгений Соломонов.

Игорь Егоров, бывший сотрудник ФСИН России:
«Пытки или меры физического воздействия на заключенных (осужденных), к сожалению, по-прежнему практикуются в наших исправительных заведениях. Нередки и сексуальные унижения. Я бы даже сказал, что половина всех пыток имеет сексуальный подтекст. Это самые страшные пытки, они ломают человека, часто доводят до попытки самоубийства. Как правило, такими пытками занимаются помощники администрации. И не факт, что по ее приказу. Порой это самодеятельность, как это происходит в армии. Как этого избежать? Все зависит от администрации. Если начальник - нормальный человек, ничего подобного в его заведении не случается. Да, с кадрами в ФСИН беда, это стоит признать».

Рабочий петух.


Заняться совершенно нечем. От скуки читаю объявление на доске в коридоре. Стенгазета активистов и подхалимов неинтересна. Стихи без рифмы и смысла. Обличение в позорном поведении нарушителей режима, похвалы сотрудникам и их начинаниям. Каждая следующая газета похожа на предыдущую.
Но вот новое объявление. В училище объявляют набор в группу трактористов. От скуки и для тусовки я уже получил профессии кочегара, стропальщика, станочника. На следующий год буду поступать на заочный факультет в машиностроительный институт. Ну а сейчас хочу стать трактористом. Пишу заявление о приеме, иду к дневальному, беру у него пропуск для выхода из локалки. Их на весь отряд всего два. Удача, если пропуск есть - без него по зоне перемещаться опасно. Сотрудник остановит и за нарушение тебя посадят в ШИЗО.

Иду в штаб, так как по опыту знаю, что если сразу не подписать заявление, в группу учащихся можно и не попасть. Количество мест ограничено, а желающих много. Почти все учатся от желания сменить обстановку и не торчать в надоевшем отряде. За учебу еще и поощрения объявляют. А они нужны для выхода на волю по УДО.

Стою в штабе. В кабинет начальника очередь. Наконец он меня принимает. Представляюсь по полной форме: фамилия, имя, отчество, номер отряда, бригады, год рождения, статьи, срок, начало срока, конец срока. И как «хозяину» не надоест слушать этот долгий бред? Но он меня не прерывает.

Объясняю цель визита. Полковник скептически оглядывает меня, довольно интеллигентного и ухоженного. Потом на фене изрекает: «Осужденный, ты чо глумишься? Где ты - и где трактор? В группы простые мужички попасть не могут, те, которые на свободе хотят по этой профессии трудиться!»

Приходится врать, что я тоже решил покончить с преступным прошлым. После освобождения, как герой Шукшина из «Калины красной», уеду в деревню и буду пахать землю. Начальник смотрит на меня как на убогого. Замечает, что в России уже давно не пашут, и подписывает заявление

Решение финансовых вопросов

Дальше я прыгну несколько вперед. Жизнь в бараке неинтересна. Расскажу сразу про училище, вернее, про его преподавателя.

Такой учитель украсит собой любой престижный вуз. Доктор наук, до этого - декан известной академии. Ладно, не стану разводить интригу. В зоне он преподает, потому что сам осужденный. Сел за убийство молодой жены. Она была студентка и изменила своему мужу-папику со студентом, но по глупости не могла сделать это тайно.

Доктор наук, видно, скучает по профессии. Даже курс про трактор он читает так, что заслушаешься. Вернее, шпарит наизусть с яркими примерами и правильной речью. Уж на что я далек от техники, но и то начинаю понимать устройство двигателя, хотя понимать такие тонкости вовсе и необязательно. На экзаменах этот же преподаватель разрешает пользоваться конспектами и литературой. Так что учить ничего не нужно.

В этом училище забываешь, что ты в зоне. Светлые классы. Здесь же вечерняя школа располагается. А в бараке все напоминает неволю, особенно блатные. Они, как всегда,устраивают сходняк. Интересно, почему любые дорвавшиеся к власти обожают совещания и собрания? Еще они любят ораторствовать перед коллективом. Видно, во власть идут люди с определенным складом мышления.

На этот раз повод для посиделок скорее для активистов, но он касается жизни всего отряда. «Смотрящий» предлагает всем скинуться и купить новый телевизор. Старый еще нормально работает и экран большой, но блатные хотят приобрести современную плазму. Для этого нужно, чтобы осужденные написали заявления о списании с их лицевых счетов денег (у кого они есть, конечно).

«Мужикам» это не нужно - они лучше курева с чаем на свои кровные купят. Некоторые засиженные начинают вспоминать, как приобретали старый телик. Денег собрали в два раза больше, чем нужно. Их взял начальник отряда и купил дешевый аппарат, но оставшиеся деньги так и не вернул. Значит, отрядник - «крыса».

«Смотрящий» замечает, что с ментов и пидоров нельзя спросить как с понимающих. Каждый из нас про себя подумал, что так же нельзя отказывать «смотрящему» - он потом гадости понаделает или в споре решит все не в твою пользу. Постановляем - собирать деньги на новую плазму.

В спальной секции мой сосед (а в небольшом перенаселенном помещении все соседи) достал нелегальную электроплитку и жарит хлеб. Масло в дефиците, все подгорает, вонища стоит такая, что уйди вон.

Спускаюсь в локалку. Здесь не легче. Небольшой дворик, в углу туалет - выгребная яма без дверей и окон. Над ней шесть дырок для оправления естественных нужд. Сортир извергает миазмы.

Во дворике все курят. Ветра нет, кругом стены забора и барака. Курильщики плюют и харкают. Асфальт покрыт толстым слоем слюней и соплей, так что скользко, как на катке зимой. Н-да, главное наказание в зоне, не лишение свободы, а соседи. После отсидки становишься мизантропом, вернее, начинаешь ненавидеть окружающих, причем - начинаешь еще в начале срока.

«Актив» и пассив»

В локалку проникает «рабочий петух». Он с другого участка, но ходит по зоне и оказывает всем желающим секс-услуги.

В рядах озабоченных «активных» гомосеков оживление. Они останавливают рабочего педика, спрашивают, придет ли он вечером. Странно видеть такие картины, когда мужчины смотрят на страшного же мужчину голодными глазами. Ну как натуралы любуются и вожделеют красивую женщину.

Оказывающий секс-услуги «пассив» говорит, что может поработать хоть сейчас. Он договаривается с завхозом отряда и делает ему минет прямо в каптерке. Завхоз разрешает «петуху» ненадолго занять сушилку.

Что тут начинается! «Активные» гомосеки ставят на шухер атасника. Ему нужно заплатить. «Рабочему петуху» тоже нужно вознаграждение. Не у всех есть при себе пачка сигарет или две заварки чая (два полных спичечных коробка). Да не какого-нибудь, а индийского - главной валюты в зоне.

К сушилке выстраивается очередь. Неимущие «активные» гомосеки бегают по отряду, занимают курево и чай. В тюрьме удовольствие - редкость, и очередь в сушилку двигается быстро.

Удивительно, как за полчаса «пассив» может обслужить до двадцати клиентов, подставляя им рот и зад! Вот это техника и выносливость! Зато после такого горячего приема «петух» уходит богатым. У него много лагерной валюты, которую он может обналичить деньгами или поменять на носильные вещи и деликатесы.

«Рабочих петухов» в колонии мало. Кто-то выбыл за профнепригодностью, заработав свищи и геморрой на «рабочем» месте. Другие просто не хотят себя продавать, так как их «опустили» насильно. Но принудить к сексу даже «опущенного» нельзя - только по согласию. Иначе «петух» может пожаловаться «смотрящим», и они спросят за беспредел.

Или «обиженный» настрочит заявление о сексуальных домогательствах. В Уголовно-исполнительном кодексе четко сказано, что осужденным нельзя заниматься однополой любовью ни добровольно, ни по принуждению. Видите - какое ущемление по сравнению со свободой. Даже по любви зекам сношаться нельзя.

После ухода «рабочего» педика те, кто его пользовал, долго обсуждают то, как этот «петух» здорово работает. «Засиженные» рецидивисты ностальгируют по прошлому и вспоминают, что вот раньше здесь отбывала срок Полина или Машка. Эти бестии работали лучше. Талантливые были, потому как сами удовольствие получали. При анальном сексе разряжались, будто из брандспойта. Вот это было нечто.

Игорь Залепухин.

 

Яндекс ИКС Рейтинг@Mail.ru