Автор Тема: «Перевоспитание» педофилов на зоне.  (Прочитано 383 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн valius5

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Спасибо
  • -Сказал/а Спасибо: 2405
  • -Получил/а Спасибо: 22511
  • Сообщений: 20333
  • Карма: +1291/-1


В 2005 году Госдума РФ приняла закон (поправки в УИС РФ), согласно которому особо опасные преступники (совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления) теперь будут отбывать наказание вдали от того региона, где они проживают или совершили свое деяние. Решение это связано с тем, что в «своих» региональных тюрьмах ооровцы старались устроить бунт или совершить побег. А если называть вещи своими именами, то отморозков просто решили запихать в самые отдаленные российские колонии, где поменьше правозащитников и где процессу их «перевоспитания» никто бы не мешал. Как же сидится особо опасным, особенно серийным убийцам или педофилам? Разница с остальными осужденными существенная...
Этап
 Для ооровцев «сладкая» жизнь в неволе начинается уже с этапа. Поскольку необходимо, чтобы человек ни в коем случае не сбежал, меры безопасности в отношении них повышенные. «Статусные» осужденные (типа чеченского террориста Салмана Радуева) доставляются в СИЗО, где они ожидают приговора суда, в основном по воздуху - самолетом. В таких случаях по бокам конвоируемого садятся опытнейшие представители службы. Занимают они места и сзади. Особых преступников не рекомендуется возить в «Столыпине». Одиночные купе - роскошь, а вот автозаками ооровцев, особенно серийных убийц, перевозят. Неофициально, конечно, но бывает, что на них даже надевают ножные кандалы. При этом все передвижения при выходе с автозака осужденный должен совершить на корточках, когда рядом с его лицом бешено лает оскалившая клыкастую пасть караульная овчарка...


У конвойников в отношении таких преступников приказ четкий: при попытке к бегству - стрелять не раздумывая. В нескольких случаях, уже в новейшей российской истории, выстрелы по побегушникам прозвучали. Если бы зек был простой, догнать его еще бы попытались, а так...

К примеру, одного серийного убийцу при попытке к бегству застрелили прямо на вокзале, хотя там было полно людей. Стрелять в таких случаях категорически запрещено, но раз конвоир попал, то победителей не судят...

СИЗО

Опять-таки «статусного» осужденного сажают, как правило, в одиночку. И ничего особо интересного там с ним не происходит. По вполне понятным причинам. Но это если с ним не проводится работа сотрудниками МВД, прокуратуры или ФСИН. Не знаю, верить или нет, но говорят, что после такой «работы» некоторые ооровцы начинают особенно активно сотрудничать со следствием, а еще некоторые лезут в петлю.

Но случается и так, что опасных преступников намеренно не изолируют. В Петербурге в «Кресты» был в начале 1990-х помещен маньяк, подозреваемый в четырнадцати изнасилованиях. Так вот, следователь прокуратуры, который вел его дело, попросил поместить извращенца в общую камеру. Но не «шерстяную», хотя маньяк неохотно сотрудничал со следствием. Сокамерники целый день просвещали насильника о том, что сделают с ним на зоне и сколько человек он будет «обслуживать» за день, разнообразив свой рассказ байками с ужасными подробностями. В итоге процесс сотрудничества маньяка со следствием быстро наладился.

Зона

Именно в колонии для ооровца начинаются главные неприятности. Как уже было сказано, серийных убийц и маньяков по решению Госдумы теперь запихивают в самые далекие зоны или колонии для пожизненников. Это обязательно «красные» зоны, где убийцы не будут иметь никакого авторитета. «Перевоспитание» поэтому идет без лишних глаз.

В зонах, где осужденные отбывают пожизненное наказание, сотрудники, негласно конечно, стараются, чтобы убийцы ежедневно жалели, что смертная казнь для них отменена.

Зеки передвигаются по территории колонии на корточках, с открытым ртом. При случае и без оного их бьют, причем довольно жестоко. Не случайно, что те же печально известные чеченские боевики, попавшие в российские тюрьмы, очень быстро отправлялись на тот свет: Салман Радуев (Соликамск), Руслан Алихаджиев («Лефортово»), Лечи Исламов (Волгоград), Турпал-Али Атгириев (Свердловская область). То же самое происходит и с маньяками и убийцами, только информация об их кончине обычно не попадает в печать. Почему же так часто мрут пожизненники? Да потому, что жизнь им устраивают невыносимую. Вот красочный пример, которым поделился один из сотрудников ФСИН России.

Дело было в одной из колоний для «смертников». Там сидел маньяк, жестоко убивший трех девочек. Поскольку согласно закону через пожизненно заключенные 25 лет отсидки пожизненник может подать



прошение об УДО, этот изверг, отсидев 7 лет, всерьез надеялся выйти на свободу. В отличие от многих, он не опустился, не сошел с ума и по возможности занимался спортом.

Видя все это, сотрудники колонии (а у многих из них были маленькие дочери, и маньяка они люто ненавидели) решили сидельца «прессануть». Он у них гулял на корточках столько, что буквально выл. Его лишили книг. За малейший протест его били по самым болезненным для мужчины местам.

Уже через год подобной жизни 29-летний маньяк выглядел глубоким стариком, седым, еле волочащим ноги. Он уже не помышлял ни о девочках, ни о выходе на свободу.

Людоед-Ассенизатор

В обычных же колониях (строгого и особого режимов) «перевоспитание» маньяков проходит еще проще - тут сотрудникам даже мараться не надо.

К примеру, сидит в одной колонии СЗФО людоед по кличке Ням-Ням. Срок у него - 25 лет. Администрацией колонии он поставлен на ассенизаторские работы. Ежедневно Ням-Ням стоит по пояс в дерьме. И так будет стоять весь свой срок, если, конечно, не помрет до того времени.

Что же касается педофилов, то тут сотрудники лишь предупреждают остальных зеков - только не надо до смерти, чтоб не было прокурорской проверки.

Опять-таки в одну из северных колоний как-то поступил педофил, на счету которого было четверо зверски изнасилованных мальчиков. Его даже никто из приличных людей не стал «иметь» (только «петухи» на нем оторвались от всей души), а в основном же его «пользовали» черенком от швабры. И так - целый год. Как результат - заражение прямой кишки, ее удаление и все равно - мучительная смерть педофила.

Как-то на одну зону поступил серийный убийца. С одной стороны, статья по воровским понятиям отнюдь не позорная, а с другой - жулики не уважают людей, которые убивают просто так, не находясь в крайних обстоятельствах и не для наживы.

«Опускать» серийника они не стали, а сделали его «шнырем». Да не простым, который обслуживает по хозяйству определенное число лиц, а общим - на всю зону. От бесконечной стирки его руки превратились в кровавое месиво, которое никогда не заживало. Плюс - уборка с утра до вечера.

Через полтора года «шнырь»-убийца подхватил какую-то инфекцию и довольно быстро скончался в тюремной больничке.

Еще один случай. Дело было в «красной» колонии. Поступил туда серийный насильник. Вроде как «опускать» его - не по правилам той колонии. Уж очень она была правильная и режимная.

И тогда было решено объявить насильнику словесный бойкот. С ним никто не перемолвил и словечка в течение трех лет (в том числе, кстати, поддержали бойкот и сотрудники колонии). Насильник сначала обрадовался, что не быть ему «петухом». А потом «опущенным» позавидовал. Все-таки люди - они не могут обходиться без общения годами.

Видимо, у насильника начались необратимые проблемы с психикой, он постоянно что-то говорил себе под нос, махал руками. А потом наступил период, когда он стал биться головой об стену. Маньяк неоднократно помещался в ШИЗО, где тоже чудил, пытаясь прокусить нары. Короче говоря, никто не удивился, когда однажды он повесился.

Как говорит один сотрудник ФСИН: те сексуальные маньяки, которые выходят на свободу после пребывания на зоне, становятся еще злее - сказываются унижения, полученные от других зеков.

Поэтому, видимо по логике, лучше, чтобы они вообще оттуда не выходили. «Народные» методы для их «перевоспитания» есть, раз уж у нас суды такие гуманные.

Семен Шлиман.

 

Яндекс ИКС Рейтинг@Mail.ru